Печать

Георгий Матвеевич Соловьёв

solovev-georgiy-matveevich-180x250Семья у нас была большая: отец, Матвей Андреевич, мать, Мария Александровна, и девять детей: - шесть братьев и три сестры: Ольга 1908 года рождения, Илья - 1909, Алексей - 1911, Константин - 1915, Георгий - 1918, Надежда - 1921, Анна - 1924, Александр - 1925, Борис - 1928.
    Все мы уроженцы посёлка Лисий-Нос под Ленинградом. Родители переехали туда в 1907 или 1908 году, купили домик. Впоследствии отец кое-что подстроил сам: сарай, баню и пр. Он был плотником, поэтому все умел делать своими руками. Работал по специальности на стройке.
    Мать была домохозяйкой. Насколько я её помню, она всегда была в работе: одеть, накормить такую семью было нелегко, приходилось изворачиваться, чтобы хватало небольшого отцовского заработка. Обрабатывала участок земли у дома, держала живность. Сызмальства приучала к труду и нас.
    Прожили мы тяжёлую жизнь, не было детства и юности. Росли как и все дети того времени, со своими трудностями и нуждой. Старшие братья и сестры, подрастая, шли работать, чтобы помочь семье.
    В 1932 году от кровоизлияния в мозг умер отец. Все заботы о семье легли на плечи матери. Шестерых детей, старшему из которых Константину - было 17 лет, а самому младшему Борису - 4 года, нужно было ещё ставить на ноги, доводить до ума.
    Все мы учились в местной поселковой школе. Георгий, или как мы называли его дома Жорж, Жоржик, после окончания школы, пошёл работать на завод слесарем. Ездил в Ленинград, но не знаю, что это за предприятие. Помню только, что в нашем доме долго, до самой маминой смерти, на стене висела большая фотография, на которой Георгий снят со своими товарищами по работе. К сожалению, этот снимок не сохранился.
    Георгий был весёлым, общительным парнем. Умел дружить с ребятами, за что его очень уважали. Если, случалось, нужно кого-то защитить, он не раздумывал: раз друг в беде, надо выручать. Друзей всегда было много, а сейчас никого нет: одни погибли в годы Великой Отечественной войны, другие разъехались.
    Жора был плотный, коренастый, крепкого телосложения. Занимался спортом-штангой, лыжами. А летом пропадал на Финском заливе. Плавал превосходно.
    Любил одеваться, да только было не с чего. Помню, носил он брюки-клеш, модные в те времена, да шеввотовый костюм. Всегда все сам нагладит, почистит. И не новое, а все на нём как с иголочки: чистое, аккуратное. Идет, бывало гулять, где молодёжь собирается, а мы его провожали радостным взглядом.
    Он очень хотел научиться выбивать чечетку. Его товарищ, не помню сейчас имени, мастерски это делал и брата много учил. Получалось уже неплохо, а ему все хотелось лучше.
    Наша семья любила Жору, с ним всегда было легко, весело. Матери помогал по хозяйству: посмотрит за скотиной, накосит сена. Мы младшие, его слушали.
    1 ноября 1939 года его призвали на действительную службу. Место нахождения его нам не было известно, а из справки воинской части мы знали, что служил в 16 ремонтно-восстановительном батальоне.
    Писем от него не сохранилось. Перед самым началом войны писал, что скоро заканчивается срок службы, сетовал, как будет расставаться с друзьями, которых много там. Сообщал, что занимается спортом, участвует в художественной самодеятельности.
    И вдруг война. Двое из нашей семьи - Константин и Георгий - уже служили в армии, а ещё пятеро ушли на фронт: Илья, Алексей, Александр, Надежда и я.
    Мама осталась с внучкой Галей, дочерью Надежды, и 12-летним сыном Борисом. Они перенесли все тяготы блокады. Мама пошла работать. Устроилась в какую-то организацию или отдел по ремонту и эксплуатацию дорог (точного названия не знаю). Работала по месту жительства.
    В обязанности входило: расчищать от снега дороги, летом содержать в порядке обочины. Скромный труд нашей мамы был отмечен правительственной наградой - медалью "За оборону Ленинграда". У нас, её детей, есть свои ордена и медали, полученные за участие в Великой Отечественной войне. Но самой дорогой для нас является её награда, даже единственная.
    Как рабочая, мама получала карточки на всех живущих с ней членов семьи. Конечно, норма в блокадном городе была скудной.
    С июня 1942 года я служила радисткой в 26 отдельном Краснознамённом полку связи, дислоцировавшимся в Ленинграде. И хотя мы с мамой находились в одном городе, очень редко виделись. Как-то она меня разыскала в части. Я очень обрадовалась встрече, но и огорчилась, увидев её похудевшей, уставшей. Я расспрашивала о доме, о том, нет ли весточек с фронта от всех наших. Затем собрала все, что осталось от моего пайка и чем поделились девушки-однополчанки, и отдала ей для детишек.
    В годы войны на мамину долю выпало много горя. В 1942 году пришла похоронка на Илью, погибшего под Ленинградом. А в блокадном городе умерла от голода самая старшая дочь Ольга, оставив двух малолетних детей. Спустя два года мать получила ещё два извещения - о гибели Надежды в Прибалтике и Александра под Ленинградом.
    А о Жоре мы ничего не знали с самого начала войны. Очень тревожились. Потом блокада, письма шли с большим опозданием и очень редко. Но мы все надеялись, что объявится, напишет. Долго искали и после войны, писали запросы в военные архивы. Хотели знать, где и как погиб наш брат. Из архива Министерства обороны СССР в разные годы прислали два извещения о том, что он пропал без вести. Но в первом указан 1942 год, во втором - 1944. С болью в сердце переживали мы тяжёлую безвестную судьбу. И только в 1985 году мы узнали, что он был участником подполья в Краснодоне, погиб смертью храбрых и тело его покоится в братской могиле героев "Молодой гвардии".
    Мама умерла в 1967 году. Все военные и послевоенные годы она безвыездно жила в посёлке Лисий-Нос. Очень жаль, что она так и не узнала, как сложилась военная судьба её сына Георгия, как он боролся с фашистами, хотя всегда была уверена в его смелости, отваге, преданности Родине.
    В отцовском доме в посёлке, который вошёл в черту г. Ленинграда, живёт наш младший брат, инвалид труда I группы по болезни - Борис Матвеевич Соловьёв.
   
   Анна Матвеевна Чудина, сестра участника Краснодонского партийно-комсомольского подполья "Молодая гвардия" Георгий Матвеевича Соловьёва.